Судебный процесс

От тюрьмы и сумы (ну и от дурдома) не зарекайся.

СОДЕРЖАНИЕ:
НА СУД ПРИВЕЗЛИ В ВАЛЕНКАХ!
ДАЙТЕ МНЕ СПРАВКУ,ЧТО ОН МЕНЯ НЕ УБЬЁТ
СВИДЕТЕЛИ ЗАЩИТЫ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПРОФЕССОРА СМИРНОВА
ЭКСПЕРТ АНДРЕЕВА
ПРОФЕССОР СМИРНОВ В СУДЕ


НА СУД ПРИВЕЗЛИ В ВАЛЕНКАХ!
Наступило 6 февраля 2006 года. Утром, еще до завтрака, санитарка меня покормила и в восьмом часу меня в сопровождении моего лечащего врача Ершова Евгения Евгеньевича и медсестры Марины Александровны Мальцевой повезли в Пушкинский районный суд.
Я был одет в старое пальтишко и валенки (!).  
Когда я выходил из машины в Пушкине перед судом, Евгений Евгеньевич, посмотрев на мой "прикид", засмеялся и сказал: "Ну ты прямо как Троцкий перед расстрелом ".
Суд был назначен на 9.30, но он немного задержался.
В зале №1 Пушкинского районного суда кроме меня присутствовали:
1.Судья Петрова Елена Сергеевна.
2.Прокурор Кононов Евгений Викторович.
3.Заявитель- моя бывшая жена Пасечник Татьяна Анатольевна.
4.Ее адвокат Бородина Любовь Юрьевна.
5.представитель органов опеки и попечительства муниципального образования город Пушкин Горцева Надежда Алексеевна.
6.мой лечащий врач врач-психиатр Ершов Евгений Евгеньевич.
7.мой друг Павел Владимирович Лихачев.
8.мой адвокат Бартенев Дмитрий Геннадьевич.
Лихачев и Ершов, как свидетели были на время удалены из зала суда.
Мой адвокат подал ходатайство о прекращении судебного разбирательства на основании того, что Пасечник Татьяна Анатольевна- моя бывшая жена и не является моим родственником и поэтому не могла подавать заявление с просьбой лишить меня дееспособности.
Тогда адвокат Бородина сказала, что они меняют форму заявления и оно будет подано в защиту интересов моей несовершеннолетней дочери. Судья Петрова, удалившись на совещание, вынесла определение о том, что дело будет рассматриваться.

Я СОГЛАСНА ВЕРНУТЬ ЕГО ОБРАТНО В СЕМЬЮ, ЕСЛИ...ВРАЧИ ДАДУТ МНЕ СПРАВКУ,ЧТО ОН МЕНЯ НЕ УБЬЁТ
Слово дали моей бывшей жене.
Она сказала, что я якобы три раза пытался ее убить ( в ее заявлении было написано,что два раза), набросился якобы на нее со стеклянными глазами, якобы я вел себя неадекватно: рвал фотографии, включал газ, не зажигая огня, сказал что я волк и стал выбрасывать свои вещи из квартиры.
Прокурор Кононов спросил Татьяну Анатольевну: “Зачем вы хотите сделать Круглова недееспособным, кто тогда будет его опекуном?”(ведь у меня нет родственников).
"Я согласна вернуть его обратно в семью, если врачи дадут мне справку о том,что он меня не убьет"(      ) -сказала Татьяна Анатольевна.
Тогда судья с раздражением сказала, что такую справку никто ей не даст.
(Такую справку может дать только сосед по палате в больнице имени Кащенко ).
Слово дали мне. Судья попросила меня назвать имя, фамилию и отчество своих родителей, я назвал.


Она спросила, как я оказался в психиатрической больнице, я рассказал свою историю.
Она спросила про режим в больнице, чем я там занимаюсь, какие книги читаю.
Она также спросила меня, чем я буду заниматься после выписки из больницы.
Я сказал что буду искать работу. Так как я стою на учете у психиатра, водителем я работать не смогу и я буду искать другую работу.
“Как вы будете искать работу?”- спросила меня судья.
“Через биржу, друзей, знакомых, интернет”- ответил я.
"Вы умеете пользоваться интернетом "- спросила судья.
“У меня даже есть свой сайт в интернете”- ответил я.
“Назовите адрес”- сказала судья.
Я назвал свой адрес: kirkrug.narod.ru

СВИДЕТЕЛИ ЗАЩИТЫ
Потом в зал суда пригласили войти моего лечащего врача Ершова Евгения Евгеньевича и дали ему слово.
Он сказал, что моя вторая госпитализация покрыта тайной.
До госпитализации я обследовался в Пушкинском психиатрическом отделении и врачи пришли к заключению, что я в госпитализации не нуждаюсь, однако в истории болезни имеется якобы моя подпись в согласии на лечение.
Он дал мне положительную характеристику, сказал что веду себя спокойно, ни с кем не конфликтую. “Такое содержание экспертизы вызвано тем, что Татьяна Анатольевна побывала в шестой больнице”- сказал Евгений Евгеньевич.
Он также сказал, что некоторые люди находятся в больнице по социальным вопросам.
“Мы нашли одного немого, который находится в больнице уже 14 лет”-сказал Евгений Евгеньевич.
Затем в зал суда пригласили войти моего друга Лихачева Павла Владимировича и дали ему слово.
Он сказал, что регулярно навещает меня в больнице, общается со мной, мы разговариваем на разные темы и я такой же, каким был до заболевания.
Судья Петрова спросила меня,хочу ли я присутствовать на следующем заседании суда.
"На усмотрение суда"-ответил я.
В результате судебное заседание, которое продолжалось более часа, было перенесено.
После суда мой лечащий врач Ершов Евгений Евгеньевич сказал мне,что Татьяна Анатольевна утверждает,что он,прокурор Кононов и судья Петрова являются членами одной преступной организации...
Он также сказал,что поражен моим спокойствием на суде.
Прокурор и даже мой друг Павел думали,что перед судом меня накачали какими-то лекарствами.На самом деле я не получал даже то,что мне выдавали,так как мы выехали на суд до первого приема лекарств.
Когда мы ехали в машине,я чувствовал небольшую нервозность,но потом наступил покой,на суде я полностью расслабился и спокойно отвечал на вопросы и бесстрастно наблюдал за происходящим. Возможно,в этом помогли мне занятия хатха-йогой.
После суда мой адвокат сказал мне, что он постарается найти мне другого психиатра, который обследует меня и придет к правильному заключению. У меня появилась надежда…
На следующем заседании суда я не присутствовал. На следующий суд я снова приехал со своим лечащим врачом Ершовым.
Во время поездки на суд из больницы я через окно скорой помощи с удивлением заметил,что по Пушкину ездят незнакомые мне автобусы.Впоследствии я узнал,что пока я лежал в больнице,Пушкинский автобусный парк прекратил свое существование и на его месте теперь находится филиал компании ООО "Питеравто".
На суд была приглашена эксперт Татьяна Дмитриевна Андреева, но она, не смотря на то, что вызов был платный, почему-то не явилась.
Суд перенесли на 17 апреля 2006 года.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПРОФЕССОРА СМИРНОВА
В больнице имени Кащенко меня начинают интенсивно обследовать.
Как я впоследствии узнал, профессор-консультант Виктор Ксенофонтович Смирнов рекомендовал провезти сравнительное экспериментальное психодиагностическое обследование.
Меня осматривает терапевт и окулист, мне делают энцефаллограмму и сразу говорят, что она хорошая, хотя в шестой больнице она якобы показала какие-то отклонения.
Со мной дважды беседует психолог Варавин Анатолий Александрович.
В конце со мной беседует профессор Смирнов, после чего он составляет заключение о моем психическом состоянии, в котором он указал, что у меня нет и не наблюдалось никаких психических патологий, никогда не было слабоумия.
Он также указал, что данные обследования, проведенного в больнице имени Кащенко по ряду существенных параметров расходятся с данными, предоставленными ГПБ №6.

Смирнов Виктор Ксенофонтович

Информация

Образование:
в 1956 году окончил Военно-морскую медицинскую академию. С 1959 года обучался в клинической ординатуре на кафедре Первого Ленинградского медицинского института им. И. П. Павлова. В 1964 году окончил аспирантуру на этой же кафедре. Ученая степень: в 1964 г. защитил кандидатскую диссертацию, в 1974 году защитил докторскую диссертацию "О патологии сознания при шизофрении". Доктор медицинских наук.
Трудовая деятельность:
после окончания академии служил на Северном флоте, работал во 2-й городской психиатрической больнице г. Ленинграда. В 1974-1977 гг. работал в Волгограде в созданной им лаборатории НИИ гигиены, токсикологии и профилактики. В 1977-1985 гг. возглавлял кафедру психиатрии Горьковского медицинского института и одновременно службу психиатрической помощи Горьковской области. С 1985 по 1993 год был заведующим кафедрой психиатрии Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова и главным психиатром Министерства обороны, с 1994 года работал научным методистом и консультантом Санкт-Петербургской психиатрической больницы N 1 имени П.П.Кащенко.
Участвовал в организации медицинской помощи пострадавшим от последствий аварии на Чернобыльской АЭС и при землетрясении в Армении.
Направления научной деятельности:
основными направлениями его интересов были психиатрия катастроф, экологическая психиатрия, психические расстройства при ЧМТ, вопросы военно-врачебной экспертизы, наркологии, психофармакологии. Общественная деятельность: в течение ряда лет был членом правления Всероссийского и Ленинградского общества психиатров, членом редколлегии журнала неврологии и психиатрии им. С. С. Корсакова.
Научные труды:
автор более 100 статей, в том числе монографий.
Награды и звания:
полковник медицинской службы в отставке. Награжден орденом Почета и многими медалями. В 1998 г. стал номинантом Кембриджского биографического справочника "Человек года".
Погиб в 2006 году в результате дорожно-транспортного происшествия.



ЭКСПЕРТ АНДРЕЕВА
17 апреля 2005 года меня и моего лечащего врача Ершова снова везут на суд.
На этот раз эксперт Татьяна Дмитриевна Андреева является. На суд также привозят заключение профессора Смирнова.
На этот раз у моей бывшей жены новый адвокат-мужчина средних лет Галушко Владислав Витальевич.
Судья Петрова задает вопросы эксперту, которая никак толком не может пояснить заключение своей экспертизы.
Как впоследствии мне сказал мой адвокат, судья Петрова была возмущена выступлением эксперта.
Андреева говорит, что при поступлении в больницу я якобы вел себя крайне неадекватно.
Находясь в надзорной палате, я стал выполнять гимнастику йогов, сбежались больные в состоянии психоза и пытались повторять мои движения.
Судья Петрова спросила ее: «Ему нельзя было предоставить отдельного места для занятий?».
«Больница для этого не предусмотрена»-сказала Андреева и далее сказала неправду: «Ему было сказано заниматься в комнате отдыха, но он все равно продолжал заниматься в палате» (Такого в действительности не было).
Она также сказала, что находясь в больнице, я якобы ни с кем не общался и ни чем не интересовался (что является очередой неправдой).
Никто ни про какую комнату отдыха мне не говорил, тем более туда вход больным почему-то не рекомендуется и возможен только под наблюденем медицинского персонала.
Далее судья задавала мне вопросы. Она спросила меня про распорядок дня в больнице,чем я занимаюсь в больнице и еще что-то.
Потом она спросила эксперта, находит ли она, что у меня произошли изменения.
«Вроде он стал получше, поживее, но ничего конкретного сказать не могу, его все равно необходимо наблюдать»-сказала Андреева.
Она также сказала, что психолог якобы обнаружил, что я не могу делать какие-то обобщения.
Адвокат моей бывшей жены подал ходатайство о вызове в суд профессора Смирнова Виктора Ксенофонтовича.
«Если необходимо, мы сами привезем его на суд»-сказал он.
Суд был снова отложен.

ПРОФЕССОР СМИРНОВ В СУДЕ
24 апреля 2006 года меня снова отвезли на суд, на который вместе со мной приехали мой лечащий врач Ершов Евгений Евгеньевич и профессор Смирнов Виктор Ксенофонтович.
На этот раз у моей бывшей жены было уже два адвоката.
Второй адвокат была молодая женщина Сосновец Людмила Анатольевна, бывший психиатр.
Судья задавала вопросы профессору Смирнову, который заявил, что больница считает меня дееспособным, при больнице работает целый штат психологов, которые были очень удивлены таким заключением экспертизы.
Людмила Анатольевна Сосновец выдвинула новую версию о том, что я якобы специально не хочу выписываться из больницы, так как не хочу работать и ухаживать за своей дочерью (так называемое «бегство в психиатрию»).
Судья Елена Сергеевна Петрова дважды сказала мне на суде, что я в любой момент могу выписаться из больницы.
Адвокат моей бывшей жены Людмила Анатольевна Сосновец задавала вопросы профессору Смирнову, судья несколько раз прерывала споры и спрашивала: «Это судебный процесс или дискуссия психиатров»?
Суд был снова отложен для выяснения вопроса о том, кто должен оплачивать повторную судебно-психиатрическую экспертизу. С меня взяли расписку в том, что я не буду присутствовать на следующем заседании суда (больница жаловалась на то, что не может бесконечно возить меня на суд из-за больших финансовых затрат).
На следующий день на обходе врачей я заявил своему лечащему врачу Ершову о том, что я хочу выписаться из больницы.
«Вы понимаете, что вы снова будете проживать со своей бывшей женой?»-сказал мне Ершов.
«Понимаю, поэтому я решил, что некоторое время буду жить у друзей»-ответил я ему.
«Приедет ваш друг Павел, спросите его, согласен ли он принять вас на длительное время к себе жить»-сказал мне Ершов.
Примерно через неделю ко мне на свидание приехал мой друг Павел Лихачев и дал мне согласие в том, что я буду жить у него.
Я сообщил об этом на обходе своему лечащему врачу Ершову.
«Вы помните, что я говорил на суде?»-спросил меня Ершов.
«Помню»-ответил я.
«Я говорил, что существует инструкция, согласно которой мы не можем вас выписать из больницы, пока идет судебный процесс»-сказал Ершов.
Впоследствии я узнал, что такой инструкции,обладающей какой-либо юридической силой, не существует.
Впрочем,возможно, у них имеется какая-то внутренняя инструкция.
Как я позднее узнал, 18 мая 2006 года в Пушкинском суде состоялось очередное заседание, на котором было вынесено определение о назначении повторной судебно-психиатрической экспертизы опять в шестой больнице за счет федерального бюджета, экспертизу должна была проводить другая бригада экспертов.
В Санкт-Петербурге и Ленинградской области только шестая психиатрическая больница имеет лицензию на проведение стационарных судебно-психиатрических экспертиз.
Мой адвокат просил направить меня на экспертизу в Петрозаводск,но его ходатайство было отклонено.



КОММЕНТАРИЙ.

Из судебной практики известно,что суды по лишению дееспособности считаются второстепенными,обычно длятся всего несколько минут и выносят решения как правило на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы (в большинстве случаев-амбулаторной) в отсутствии заинтересованного лица.
Однако жизнь человека после лишения дееспособности совершенно меняется!
Он практически лишается всех прав-не может заключать сделки,голосовать,вступать в брак,распоряжаться собственными деньгами,не может поставить свою подпись ни под одним документом!
Закон лишает человека дееспособности не для того чтобы наказать его,а наоборот-чтобы ему помочь!
Он обязывает государство взять опеку над психически больным человеком.
Однако используется часто он в совершенно иных целях-для избавления от неугодного (часто престарелого) родственника,решения жилищных проблем,признания сделки или завещания недействительным и другое.


         ПО ПРЕЖНЕМУ В ДУРДОМЕ

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:



«Обвиняемая, вам предоставляется последнее «мяу»...!» (Дело о выселении... кошки).
  
Раздел: Новости

Конституционный суд пресек квартирные махинации с использованием психиатрии

27.02.2009

Признать человека недееспособным без его ведома нельзя. Сегодня такое решение принял Конституционный суд. Раньше процедура могла пройти заочно. И... Подробнее »



 ОГЛАВЛЕНИЕ
 ПРЕДИСЛОВИЕ
  ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ
  ВПЕРВЫЕ В ДУРДОМЕ
  СНОВА ДОМА
 СНОВА В ДУРДОМЕ
  СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА
 ПЕРЕД СУДОМ
 СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС
  ПО ПРЕЖНЕМУ В ДУРДОМЕ
 ПОВТОРНАЯ ЭКСПЕРТИЗА
 СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС ПРОДОЛЖАЕТСЯ
 ПРИКЛЮЧЕНИЯ БОМЖА
 ПОСЛЕДНЯЯ ЭКСПЕРТИЗА
 ПОСЛЕСЛОВИЕ





группа ОНЕГИН-правовое обеспечение медицинской деятельности            

        ПО_ПРЕЖНЕМУ_В_ ДУРДОМЕ




Hosted by uCoz